Жителей аварийных домов в Камешково переселяют в дома с коммуналкой в 10 тысяч рублей

Жителей аварийных домов в Камешково переселяют в дома с коммуналкой в 10 тысяч рублей

Вряд ли кто-то хочет жить в аварийном доме, когда в любую минуту под тобой может провалиться пол, обрушиться потолок или треснуть стены. Государство обязанj предоставить обитателям таких хибар новое жилье, однако программа их расселения во Владимирской области выполняется только на бумаге. На деле же жители ждут квартир в хороших домах годами.

Особенно ярко эта проблема видна в глубинке. К примеру, в Камешковском районе аварийных домов гораздо больше, чем нового жилья. Администрация района расселением трущоб занимается нехотя и, в основном, по решению судов, а в новом жилье обитать невозможно ни экономически, ни физически.

АВАРИЙНАЯ ОТСРОЧКА

Так, в Камешково два дома на улице Карла Либкнехта – №4 и №6 – должны были расселить до конца 2018-го и 2019-го годов соответственно. Постановления об этом еще в 2014-2015 годах подписала бывшая глава администрации района, член «Единой России» Ирина Ножкина. Однако ее сменщик, другой единоросс Анатолий Курганский исполнять решения не спешит, все время сдвигая сроки расселения. Отвечая на вопрос жительницы Анастасии Лобановой, Курганский накануне пояснил, что новый срок окончательного расселения дома №4 по улице Карла Либкнехта – 2022 год, а №6 – 2024-й.

— К сожалению, не удалось реализовать расселение до 2019 года, т.к. вопросы по реализации данной программы были пересмотрены на уровне федерации, и только с этого года мы получили федеральные деньги. Не все можно решить оперативно, потому что лимиты финансовых средств определены по годам. В целом там более 150 млн, а в этом году это всего-навсего 25 млн рублей, – перевалил ответственность Анатолий Курганский.

Сами жители дома №4 по улице Карла Либкнехта рассказали, что в их доме нет горячей воды и ванных комнат. Крыша постоянно течет, с потолка сыплется штукатурка. В квартирах – постоянная плесень, а из-за сырости соседями жильцов становятся клопы, тараканы, мыши и блохи. И хотя внешне дом 1933 года постройки кажется капитальным, внутри все перекрытия деревянные, как и лестницы, и здание буквально в любой момент может сложиться, как карточный дом.

— Сначала табличку о том, что дом признан аварийным, повесили в 2013 году. Потом ее сняли. Каким-то волшебством дом стал нормальным. Власти просто тянут время, пока кто-то не пострадает, пока кому-нибудь на голову что-то не упадет. Эта администрация бы просто тут пожила вечер. Может быть, тогда чиновники сами бы подумали, нормально тут жить или нет, – рассказала одна из жительниц дома №4.

Недострой Камешково
Недостроенный дом №21 на улице Советской в Камешково

Решить проблему мог бы новый дом №21 по улице Советской. Его должны были сдать еще в 2019 году, однако до сих пор здание недостроено. Возвели только первый этаж из трех. Администрация района на этот объект также не обращает никакого внимания, как будто новое жилье Камешково и не нужно. Вместо квартир собственникам аварийной жилплощади предлагают мизерную компенсацию.

— За одну комнату дают 600 тысяч рублей, за две – 900 тысяч рублей. Что на 900 тысяч рублей можно купить? Комнату в общежитии? У меня двое маленьких детей. Куда мне? – спрашивает жительница дома №4.

ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ПОНЕВОЛЕ

В поселке Мирный Второвского поселения Камешковского района ситуация еще интереснее. Жительница аварийного дома №4 по улице Садовой Анна Еремина также ждет переселения. Она прошла уже несколько кругов мытарств. Сначала она соглашалась на все предложения администрации, готова была даже вместо своей трешки получить однушку в Камешково, однако ей отказали. Затем ей предложили компенсацию в 350 тысяч рублей, Анна отказалась, подала на администрацию Второвского поселения в суд и выиграла. Однако предложенной квартире ей радоваться не пришлось.

Коренную жительницу поселка Мирный хотят переселить в село Лаптево в 5 км от старого дома. В селе нет магазина (приезжает только автолавка), ФАП работает один раз в неделю, другие социальные объекты отсутствуют. Дороги не чистят. Однако проблема даже не в этом.

Квитанция Лаптево
Квитанция за коммуналку в селе Лаптево Камешковского района

Основная беда в том, что в двухэтажном доме, где Анне Ереминой предложили квартиру, отсутствует центральное отопление. Как рассказали местные жители, несколько лет назад власти закупили б/у-шные электрокотлы. Селянам пообещали, что за отопление те будут платить по 500 рублей, но когда платежки пришли на 10 тысяч рублей, все схватились за голову. Даже за отопление однокомнатной квартиры собственники платят не менее 8 тысяч рублей. Приходится экономить – отключать тепло на ночь и спать в одежде.

— Я 40 лет прожила в поселке Мирный. Почему меня переселяют в глухую деревню, где вообще все отсутствует, а за отопление платят бешеные деньги? Здесь я плачу максимум 1500 рублей, а там буду платить 9000. Чиновники говорят, что можно жить с таким отоплением, что у них позволяет зарплата платить 9-10 тысяч за квартиру. Я не получаю такую зарплату, – пожаловалась Анна Еремина.

Анна Еремина
Анна Еремина у своего дома в поселке Мирный

Соседи Анны считают, что второвские власти ей просто отомстили за проигранный суд. Мол, «подавись своей квартиркой». А то, что жить там невозможно, их не волнует. Бывшая глава Второвского поселения, а ныне глава района, единоросска Надежда Игонина и вовсе после суда перестала общаться с Анной Ереминой. Селяне считают, что администрация их «просто ненавидит».

— Игониной сегодня говорит одно, завтра другое, а потом подает на пенсионеров в суд, – поделились жители поселка Мирный. – Воду нам не могут сделать уже 10 лет. Около 100 млн рублей «освоили», воду мы не получили, а куда делись деньги – перед нами никто не отчитывается. Во Второве пенсионеры попытались получить ответ, теперь судятся с Игониной. Госпожа Игонина обиделась: оклеветали ее бедную, несчастную.

Напомним, Надежда Игонина потребовала в суде с трех пенсионеров по 100 тысяч рублей якобы за причиненный ей и ее репутации вред. После поднявшейся шумихи единоросска снизила требования до 1 рубля, однако в случае проигрыша на пенсионеров могут повесить расходы на адвокатов Игониной и на лингвистическую экспертизу (а ее стоимость может доходить до 150 тысяч рублей).